Пишите!
Пишите!
8-495-575-63-99
 

 

Мир вокруг нас

Математика · Русский язык · Литература · Английский язык · Французский язык · Естествознание · История · Биология · География · Физика · Труд · ИЗО · Музыка · Физкультура

Варвара Михайловна Михина, учитель "Мира..." и истории

Четыре года я веду уроки по этому курсу, подготовленному методистами и учителями нашей школы – А.Б.Рахманиновой, Е.И.Лебедевой и К.Г.Боленко. Он рассчитан на первый-третий классы и делится на два блока, по полтора года каждый. Первый из них посвящен пяти большим темам – календарь, письменность, одежда, еда, дом. По этим темам видно, что разговор о новых для детей сторонах окружающего мира начинается с хорошо известных и понятных им вещей.

Сначала говорим о календаре, о движении небесных тел, о смене ночи днем, зимы летом, новолуния полнолунием. Как все это связано? И каким представлялось людям в древности, пытавшимся объяснить созревание плодов на деревьях или первые весенние оттепели, происхождение млечного пути или восхода солнца в мифах и сказках? Подумаем о любимом времени года, поспорим даже, и решим, что лучше всего сами перемены, не дающие нам заскучать в постоянно меняющемся и обновляющемся мире. И как хорошо, что не зависит это от человека и не может он установить на земле вечное лето, осень, зиму или весну и обречь мир на придуманное им "счастье".

В разговоре о доме интересно, оказывается, сравнить традиционные жилища разных народов и задуматься о причинах их непохожести; попробовать самому сплести маленькую циновку из настоящей соломы и смастерить макет индейского вигвама – не из шкур, жердей и веревок, но из крафтовой бумаги, тонких палочек и ниток. Удивиться тому, насколько своеобразно задуманы и затейливо украшены дворцы разных эпох и народов и какими величественными могут быть "жилища богов" – храмы.

А если задуматься об обогреве дома, можно не только поразмышлять о выгодах и недостатках очага, печки и камина, но и проявить себя, нарисовав свой "прожект" каминной решетки. А как вообще люди "подружились" с металлами – сначала с медью, потом с ее сплавом бронзой, а уж затем с трудным в обработке, но щедрым в вознаграждении этих трудов железом?

Дети сами только учатся писать. Тем более им нравится, представив себя дикарями, сочинять рисуночное письмо. Или палочкой выдавливать на только что сделанной глиняной табличке шумерские клинописные знаки. Или, взяв в руки кисточку и тушь, старательно выводя иероглифы, почувствовать себя китайским каллиграфом. Мы пробуем писать даже настоящими гусиными перьями – а образцом нам служит письмо Екатерины II "к господам Сенату". Очень хочется повторить почерк человека давно минувшей эпохи, и как завораживает узнаваемость и отличия "знакомых незнакомцев" – букв кириллицы второй половины XVIII века!

Специальный урок – изготовление бумаги по старинному рецепту, конечно, весьма упрощенному. Сначала внимательно рассматриваем китайские гравюры, а потом и сами стараемся повторить все стадии производства. Правда, вместо изрубленного на куски бамбука мы берем мелко порванные тетрадные листы и обрывки бинта, прессом "работает" кто-то из ребят, в то время как остальные с нетерпением ждут своей очереди (кто же откажется попрыгать на будущей самодельной бумаге?). Готовый листок после просушки получается не слишком белым и ровным, но он все равно встречается с восторгом, и каждый хочет унести кусочек домой.

"Изобретаем" земледелие и узнаем о долгом сельскохозяйственном годе с зимними приготовлениями и летними авралами, знакомимся со всеми тревогами и чаяниями земледельца. Завязывается дискуссия, не лучше ли было остаться охотниками и собирать дикие плоды и коренья?

Но мы хотим испытать и радости земледельца. В специально приготовленном поддоне засеиваем свое маленькое поле и с нетерпением ждем всходов. Сами пробуем обмолотить настоящие колосья (это нетрудно сделать, если взять один колос вместо охапки и карандаш вместо цепа). Гораздо труднее смолоть зерно. Мы это делаем в маленьких ступках пестиками. Теперь понятно, почему эта работа считалась самой тяжелой и ее часто "доверяли" рабам, и почему появились мельницы.

Припоминая разные привычные продукты, мы фантазируем, как они могли оказаться на столе человека (хотя многие были освоены, когда и стола еще никакого не было). Говоря о молоке, меде, яйцах, посвящаем много времени не только их использованию людьми, но и их "естественному назначению". Зачем пчелам мед, а детенышам молоко? И как прекрасно "задумано" птичье яйцо!

В разговоре об одежде тоже возникает много вопросов. Для того, чтобы решить, греет ли сама одежда или только сохраняет наше тепло, приходится прибегнуть к эксперименту. Мы укутываем в варежки стаканы с кипятком и снегом (благо проходят эти занятия зимой), и такие же стаканы оставляем стоять открытыми. В конце урока сравниваем, что же получилось в каждом случае. Детям почему-то особенно это нравится, и они потом долго в начале каждого занятия спрашивают, не будем ли мы опять ставить опыты.

Лён, хлопок, шелк, шерсть – все требует отдельного разговора. Надо не забыть и о выработке ткани, крашении, шитье одежды, моде разных народов. И снова самим интересно попробовать, как же это раньше делалось вручную. Ну что же, ничто не мешает нам стать на один урок прядильщиками, взяв в качестве кудели кусочки ваты, ткачами, работая на маленьких картонных станочках, или красильщиками ткани, используя для крашения лоскута луковую шелуху.

Так проходят первые полтора года. В это время дети не получают не только оценок, но и домашних заданий – мы собираемся вместе, чтобы узнать что-то новое и интересное, попыхтеть над изготовлением разных вещей, которые можно потом с гордостью показывать всем родственникам и знакомым, подумать над сложными вопросами, порадоваться расширению нашего горизонта и разойтись, ожидая новой встречи. Это очень приятно.

Второй же раздел курса – рассчитанный на конец второго и третий классы – посерьезнее, но не менее увлекателен. Появляются тетради по "миру" и домашние задания. Но этот оттенок серьезности встречается детьми с благодарностью, так как подчеркивает важность и "фундаментальность" наших занятий.

Этот раздел курса можно было бы назвать занимательной географией. Сначала нам необходимо "перейти на ты" с такими новыми для нас вещами, как план местности, географическая карта, масштаб, система координат, условные обозначения. В рамках этих занятий мы строим макет крепости и чертим ее план; лепим из пластилина свой маленький остров и рисуем его карту, придумываем названия озер и речушек, заливов и бухточек, гор и равнин нашего острова. Такая возможность все "пощупать своими руками" в прямом и переносном смысле очень помогает быстро освоиться в этой непростой области. Разобравшись с картой, мы заканчиваем второй класс.

Третий год полностью посвящен виртуальным путешествиям на разные материки земного шара. В наших "странствиях" очень помогает "дневник путешественника" – альбом, в котором мы рисуем все, что встречаем на своем пути в разных уголках Земли – будь то диковинные животные или незнакомые растения, древние пирамиды или изделия искусных ремесленников, герои услышанных мифов или корабли первых мореплавателей. Тогда разговор о слонах (и о том, например, зачем им такие большие уши) может соседствовать с рассказом о фикусе-удушителе – тропическом растении, поселяющемся на дереве, постепенно его оплетающем и "удушающем" до смерти. А урок о китайских изобретениях: порохе, фарфоре и фейерверках может состязаться в увлекательности (но не в важности) с чтением мифа о Гильгамеше, впервые задумавшемся о своей смертности и возжелавшем бессмертия.

Один из показателей успешности курса – то, что дети гораздо с большим азартом и рвением начинают штудировать всевозможные детские энциклопедии, которые раньше зачастую пылились на их книжных полках, приносят их в класс и с гордостью делятся друг с другом своими открытиями. То вдруг в их руках появляются найденные в интернете переводы шумерских мифов, о которых мы говорили на уроке, и они оказываются больше меня осведомлены об облике Хумбабы – великана, стерегущего кедровый лес.

Курс заканчивается в конце третьего класса, но мы не прощаемся с заинтересовавшими нас темами, потому что они будут подниматься и исследоваться глубже и внимательнее в следующем году в рамках двух других мумитролльских курсов – истории и естествознания.

На уроках истории в четвертом классе я часто прихожу к мысли, насколько же неплохо готовы наши дети после "мира вокруг нас" к обсуждению сложных проблем, как они раскрепощены, как внутренне вовлечены в дискуссию, словно любой вопрос имеет непосредственное отношение к каждому из них, как могут повернуть ход урока в неожиданное русло. Недавно, например, очень интересно прошел урок, посвященный славянской мифологии, о которой известно не так уж много. Он получился очень насыщенным, потому что у нас возникали все новые и новые вопросы. Что такое племенной союз и может ли стать его вождем человек, не пользующийся уважением своих одноплеменников? И зачем Владимир сначала воздвиг идолы языческим богам в Киеве, а потом велел их сбросить в Днепр? И почему Владимиру, а не Ольге достались лавры крестителя Руси? И чем "удобнее" князю показалось христианство по сравнению с язычеством? Вызвало бурную реакцию детей мое сообщение о том, что христианство на Руси вводилось отнюдь не мирным путем. Некоторые заявили, что это несправедливо и они никогда не станут христианами (одна из реплик: "Ну вот, а меня уже бабушка крестила..."). Приходится пояснить, что христианство и его использование в своих целях сильными мира сего – совершенно разные вещи, что вопрос гораздо сложнее и такие решения не принимаются сгоряча. И пусть нет однозначных ответов, но как важно, что вопросы возникают и задаются. Ведь именно в этом одна из задач школы – пробудить вопросы и подтолкнуть к размышлениям.

Редко бывает, чтобы урок "мира" не удался или прошел скучно. Дети уже "заражены" интересом к окружающему их огромному и еще такому неисследованному миру. Конечно, можно возразить, что этот интерес естественен для ребенка. Но как часто он оказывается погашен скучным и сухим настроем взрослого или переключен на компьютерные игры и мобильные телефоны!


Школа "Муми-тролль"
Создание сайта © Serge N.Kozintsev